potamophylax (potamophylax) wrote in ru_volleyball,
potamophylax
potamophylax
ru_volleyball

Не особо опасны. Откуда есть пошёл кризис волейбола русского?

RussiasheadcoachAndreyVoronkovreacts

Обзор матчей Чемпионата Мира с участием сборной России, преградивших ей путь к полуфиналам.

«Умрешь - начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь
».

Александр Блок

После водушевляющих новостей о том, что нашими волейболистами поставлен новый рекорд по количеству выигранных матчей в серии без поражений на Чемпионате Мира ушатом холодной воды на головы отечественных любителей волейбола последовательно обрушилась серия огорчительных поражений аж из трёх матчей подряд. И как раз по итогам этого огорчительного обеда из трех блюд наша команда выбыла из розыгрыша главного трофея Чемпионата Мира. Нет, сборная России ещё не вылетела на Родину, ей предстоял утешительный матч за 5-ое место против сборной Ирана, но фактически задачу на турнир мы не выполнили ни в каком из приближений: миссия провалена абсолютно и полностью, 5-ое место, за которое надо было ещё и побороться, ничего в данной формулировке об итогах Мундиаля для российских любителей спорта не изменит.
Мы привыкли к большему и мы в праве требовать большее, располагая сильнейшим клубным чемпионатом в мире, который впору скоро будет сравнивать с НБА и на который в том числе идут в том числе государственные
средства.
И наша сборная нынче не то что не Dream Team, она даже не входит в четверку сильнейших. И речь при этом, поймите не идет о какой-то случайности. Мы два раза кряду уступили одной и той же команде – сборной Бразилии. Причем сыграли бы третий раз, проиграли бы и эту встречу. Речь идет не о превратностях судьбы и какой-то лотерее, а о систематических проблемах нашей команды, выглядевшей безобразно на главном турнире последних двух послеолимпийских сезонов!

Сегодня, знаете ли, я не буду особенно щепетилен с формулировками, пришло время говорить правду о реальном положении дел. «Платон мне друг, но истина дороже», в том смысле, что я всегда очень хорошо относился к Андрею Воронкову и считал его специалистом более проницательным и талатливым, чем Владимир Алекно. Меня, как и многих других, покорил его стремительный дебют в сборной, когда буквально с корабля на бал он одержал победу и в мировой лиге 2013 года и на Чемпионате Европы соответствующего года. Но имеем ли мы нынче право прикрывать реальное положение дел изысканными и аккуратными формулировками, когда Игорь Колакович добровольно уходит в отставку с поста главного тренера сборной Сербии и уже качается трон под Мауро Беррутто, провалившим этот Мундиаль вместе с итальянцами? Или мы всё-таки должны взглянуть в сторону западного полушария и команды, выступающей под звездно-полосатым стягом? Но согласитесь же, у Джона Спироу в этом году ситуация с составом после травмы Рида Придди была куда как плачевнее нашей. Но в Мировой Лиге американцам свой кусок пирога урвать при этом удалось! Да и спрос с нас должен быть другой, у нас-то зрители ходят не на студенческий чемпионат, а на полноценный турнир с участием лучших спортсменов и команд мира, неужели все силы уходят на него, а на сборную ничего не остается?

Это было эмоциональное вступление, позвольте же теперь перейти к объективным проблемам русского волейбола и, в более узком смысле, главной мужской сборной страны. По сравнению с триумфальным 2013-ым у нас поменялась и, в целом, оказалось ослабленной линия приема и обороны без Алексея Вербова и Евгения Сивожелеза, выпавшим по причине травм. Можно ли играть и делать это успешно без доигровщкиов, ориентированных на игру в приеме? – безусловно можно, как показывает практика «Тренто», сборной Кубы или Болгариии несколькими сезонами ранее, но для этого обязательно нужны доигровщкики, умеющие сниматься с высоких мячей, как это умеют делать Мэтью Андерсон, Матей Казийски, Османи Хуанторена или Вильфредо Леон. Ситуация же сборной России усугублялась ещё и тем, что мы располагали на этом турнире отнюдь неклассическим диагональным – Николаем Павловым, который ориентирован на быструю игру, а она в свою очередь немыслима без качественного приема. И если более классическим диагональным в лице Павла Мороза у нас всё-таки имелся, то с высоко снимающимися доигровщиками в России, как это ни странно, сейчас огромная проблема :!: . Многих из них манят лавры диагональных, часть, как тот же Тарас Хтей, ныне пребывает в не самой лучшей форме. В общем, нет у нас сейчас таких игроков! Быть может, только через несколько лет сборной смогут помочь такие рябята, как Руслан Аскеров или Леонид Щадилов...
По не самым понятным причинам второй год Воронков пренебрегает услугами стабильно одного из лучших доигровщиков регулярки, который мог бы сцементировать наш прием не хуже Сивожелеза. Из-за чего в негласную опалу попал Алексей Родичев из «Газпрома-Югры» я могу только гадать.

При этом нельзя оборачивать ситуацию таким образом, будто самым слабым звеном нашей команды были доигровщики. Отнюдь нет, они отыграли практически весь чемпионат на довольно высоком уровне, и, в целом, наши доигровщики в нападении не уступали ни Мурило с Лукарелли, ни Виньярскому с Матеушем Микой, если говорить о польских доигровщках. Вспомните хотя бы прошлый сезон, насколько ярче и свободнее, интереснее начинала смотреться наша команда, когда с площадки убирали Евгения Сивожелеза. Это я к тому, что не стоит идеализировать Сивожелеза, и все беды списывать на его отсутствие. Как ни крути, а он выглядел в нападении слабее даже доигровщиков с его же типом игры: Скримова, Калиберды, Михаля Кубяка или, отчасти, Милоша Никича! Но вот чего мы лишись с утратой Евгения, так это мощнейшей и при этом одной из самых сильных подач в нашем волейболе. А для игровой концепции Воронкова это становится вдойне досадным фактом, так как его простая, но эффективная игровая модель и в сборной, и в клубе строится на хорошей силовой подаче.
Вообще же, зависимость нашей сборной от собственной подачи давно уже стала притчей во языцах. Это что-то вроде легального допинга для командной игры: есть подача – и всё у нас спорится, и день задался, противник не знает, куда деваться от такого артобстрела, а не пошла по каким-то причинам подача и наши грозные игроки не похожи сами на себя, будто известный боец Алистер Оверим в ожидании новой дозы тестостерона! И в такой непростой ситуации подача покинула другого ключевого в этом смысле игрока – Николая Апаликова. Причём во втором-то матче против Бразилии подачи не было у всей команды, поскольку мы переехали в новый зал в Лодзи, к которому тоже надо было привыкать, пристреливаться.

Тут мы постепенно подходим к ещё одной проблеме нашей сборной – конкретным кадровым решениям Воронкова во время игры и при формировании стартового состава из имеющихся в его распоряжении бойцов сетки и мяча. Мне кажется, во время матча против бразильцев вся волейбольная общественность России громко стонала, и стон этот был обращен к Воронкову: «Да убери же ты наконец с площадки Апаликова!» До определённой степени, это нонсенс, в сборной России держать волейболиста с такой откровенно слабой игрой на блоке, при том, что русский волейбол обладает такими славными традициями именно в построении надёжного мощного блока! Та ли эта команда, в которой некогда играли такие выдающиеся миддл-блокеры, как Алексей Кулешов и Руслан Олихвер, мы ничего не перепутали? Даже такой не самый привечаемый тренерами национальной команды игрок, как Дмитрий Щербинин, был бы гораздо полезнее Апаликова на этом Чемпионате, просто потому, что он очень грамотно пристраивается к крайним блокирующим. Сейчас идёт какое-то дурное поветрие в волейбольной моде, дескать, уровень центрального определяется наличием у него силовой подачи, не раз мне доводилось слышать этот тезис. Так вот, дорогие мои, уровень центрального определяется, прежде всего, наличием у него так называемого “чувства блокирующего”, умением бороться против нападающих первого темпа противника и участвовать в построении собственного группового блока. Всё остальное – это приятные бонусы. И Николай Апаликов без подачи – фигура абсолютно бесполезная на площадке и даже вредная. Особенно, если вы при этом располагаете такими сильными представителями этого амплуа, как Артём Вольвич и Андрей Ащев.

Если проблема Апаликова какое-никакое решение, но имеет, то с обострившейся на этом чемпионате проблемой Сергея Гранкина всё не так просто. Винить во всех бедах динамовского связующего перестали где-то к Олимпиаде в Лондоне, и с тех пор отношение к нему переменилось на сдержанно-уважительное: статус олимпийца заставил умолкнуть даже самых нетерпимых его критиков. Но тогда его подстёгивала быть лучше конкуренция с пасующим из Новосибирска Александром Бутько. Но единственную вакансию натурализованного игрока, поигравшего за взрослую сборную другой страны, передали незаменимому в отсутствии Михайлова Николаю Павлову. И в отсутствии реальной конкуренции Гранкин несколько расслабился. В моём понимании сравнение сына главного тренера бразильцев Бруно Резенде с Гранкиным всегда завершалось в пользу последнего. Но последние две встречи Бруно переиграл Сергея вчистую. Вторую встречу с бразильцами Гранкин попросту провалил: неуместные скидки, рвущие цельную ткань вроде бы проклёвывающейся игры у нашей команды, глупое упорство в повторных передачах оплошавшим нападающим и ужасные, роковые ошибки в конце матча с передачами Вольвичу! Ну, не для того же его вывели, чтобы его загружать в нападении, а для усиления блока. И эффекта неожиданности к тому моменту уже никакого не было: Сидао очень точно прыгал прямо напротив нашего нападающего первого темпа! Виртуозная домашняя заготовка Бруно и Лукаса Сааткампа с далёкими пробросами в руку нападающему, причём частенько и из-за головы, заставила отважиться на подобное и Гранкина с Мусэрскими, но выглядело это на редкость нелепо. Тут надо отметить, что взаимодействие Гранкина с Муэсрским стало лучше по сравнению с Мировой Лигой, но по прежнему оставляет желать лучшего…
И помимо всего прочего слишком часто нападающие противника стали использовать слабость нашего связующего на блоке, вспомните польского доигровщика Матеуша Мику. В первом групповом раунде таковым был Тодор Скримов от болгар. Со временем таких “умников” будет становиться всё больше. Это же касается и абсолютно беспомощного планера связующего бело-голубых в сборной. Тут бы самое время появиться на площадке отменному блокирующего Бутько, но его нет. Почему же тогда не взяли в команду Дмитрия Ковалёва? Почему у поляков и бразильцев сборных есть ротация связующих, а у нас нет? Неужели всё настолько радужно на этом фронте? Не имело ли смысл выпустить Сергея Макарова чуть раньше на площадку, когда было ещё за что бороться в матче с поляками, учитывая его наработанное взаимодействие с Мусэрским и Ильиных?

В этом весь Андрей Воронков – тренер “одной шестёрки”, как его частенько называют, имея в виду то, что он играет строго одним составом с минимум замен. Воронков до сих пор был отличным тренером по подготовке любой команды, будь то сборная или его клубная команда, к краткосрочным турнирам. Воронков и его штаб – непревзойдённые специалисты по подведению команды в оптимальной форме к ключевому матче: одному или двум. Отсюда его победы с Новосибирском в Кубках России, из этого же вытекают его прошлогодние победы со сборной с неудачным на вид стартом и стремительным в итоге “преображением” команды к итоговым встречам. Но как быть с крупными, длительными турнирами? Тут вот и начинаются подобного рода сюрпризы, как на Мировой Лиге 2014 года или Мундиале в Польше. Хочу всем напомнить, что Владимир Алекно только тогда стал подлинно великим тренером и вписал своё имя в историю, когда перестал вести себя в сборной просто как хороший эффективный тренер скромных по составу команд, каким он и до сих пор остаётся, судя по финалу Чемпионата России прошедшего сезона. Алекно сумел пересилить себя и отойти от методов работы и воззрений, исповедуемых им в клубе (например, упора на Михайлова в качестве основного бомбардира команды), и только тогда начал на сто процентов использовать возможности состава нашей сборной. В ещё большей степени это относится и к Воронкову, который слишком уж часто игнорирует помощь запасных игроков сборной, ограничиваясь лишь основным составом. Раньше-то им практиковались хотя бы точечные усиления на подачу. Почему Артём Вольвич вышел в основном составе только в матче за 5-ое место против сборной Ирана? Почему тогда же один из своих немногочисленных шансов повлиять на ход игры получил и потенциально сильнейший доигровщик новой формации сборной России Денис Бирюков? Ведь все мы знаем, насколько он может быть полезен против команд с таким типом игры, как у Болгарии и Кубы, с которыми у нашей команды были существенные проблемы.
Или Андрей Воронков поймёт, что продолжительные турниры невозможно выигрывать одним составом, или мы будет проигрывать даже такие буквально созданные для нас турниры, как Кубок Мира :( , где мы можем брать своё просто количеством выигранных встреч и умением решать свои задачи в играх против слабых команд, задавливая их массой. Кстати, Кубок Мира уже через год и, как всегда, он будет являться скорейшим способом отбора на Олимпийские Игры.

Что ещё бросалось в глаза на этом Чемпионате, начиная ещё с товарищеских игр и до матчей против бразильцев и поляков, так это полнейшая фатальная неспособность нашей команды удерживать набранное в партии преимущество :!:. Понимаете, такое ощущение, что регулярная составляющая нашей игры в нормальном режиме не уступает, а то и превосходит образцы таковой от конкурентов, но ближе к концу партии включается “режим мандража”, и наши игроки начинают совершать невынужденные, глупейшие ошибки, пропускать идущие в поле простейшие подачи, мешать друг другу играть в обороне и при выполнении второй передачи, перестают дорожить брейковыми очками, отдавая их одно за другим. Чем это объяснить, как не психологией и отсутствием в команде такого лидера прошлых лет, как Сергей Тетюхин? Такое чувство, что мы вернулись во времена, будь они неладны, когда в основе у нас стояли Юрий Бережко, Александр Корнеев и Семён Полтавский, демонстрировавшие чудеса несобранности и психологической неустойчивости. Хотя нынче бы в сборной очень даже пригодились услуги такого доигровщика с высоким съёмом, как Корнеев.

Почему таким лидером на Чемпионате Мира не стал Николай Павлов, как в прошлом году? Резонный вопрос, но не слишком ли много мы от него требуем? Быть главным бомбардиром команды, как это положено диагональному, держать высокий процент атак и ещё вывозить нашу сборную в сложные моменты концовок партий – не слишком ли много для нападающего ростом 196 см? Справедливым будет замечание, что польский диагональный Мариус Влажлы даже уступает в росте Павлову. Но сравнивать двух этих диагональных не совсем корректно.
Влажлы – гигантский человекоподобный кузнечик, биоробот с хитиновым экзоскелетом, играющий в простой, но эффективной манере за счёт высоченного прыжка и скорости атак. Он не делает ничего сложного или умного, атакуя практически всегда по ходу, Мариус просто реализовывал свои природные возможности, благо сил у него за время добровольного ухода из сборной накопилось предостаточно. Сравните с шахматистом на волейбольной площадке – Павловым, одним из самых интеллектуальных волейболистом современности. Поляки сумели его просчитать ещё перед игрой, закрыв ему любимое линейное направление высоченным доигровщиком Микой, но даже тут Павлов сумел-таки выкрутиться и адаптироваться к новым условиям. Только отчаянно ему всё-таки не хватало помощи мощных нападающих на высоких мячах и в доигровочных ситуациях! Российский же блок не поставил перед Влажлы никаких сложных задач. Нелишним будет напомнить, что такие же проблемы за два месяца до этого у нас были с иранским диагональным – Амиром Гафуром. На сей раз перед нашей сборной предстала его усовершенствованная версия. Таким образом, Влажлы стал стилистическим кошмаром для сборной России, по крайней мере, в её нынешнем составе с Апаликовым и не самыми высокими доигровщиками в основном составе.

Что же остаётся нам теперь, лишённым шансов даже побиться за место на пьедестале почёта? Радоваться итоговому пятому месту, смеяться над не самыми корректными комментариями Спиридонова в социальных сетей или наслаждаться красивым волейболом финалов за первое и третье места чемпионата? Наверное, всё-таки досматривать оставшиеся матчи, понимать, чем соперники были лучше нашего и усиленно работать над собой. Игрокам и тренерам – для того, чтобы не потерять шанс отомстить за нынешние унижения через год на Кубке Мира, любителям волейбола и болельщикам всех мастей – для того, чтобы становится силой даже более внушительной, чем бяло-червоная торсида, которая стала настоящим катализатором польских побед на этом Мундиале. Любовь к волейболу в Польше была все эти годы настолько велика, что не выиграть в итоге что-то крупное они просто не могли. Такое положение дел долго продолжаться не могло, и вот, наконец, прорвало: они будут биться за золото. А нашему волейболу приходится пока мириться с тем, что бразильцев в рейтинге сборных мы догоним ещё не скоро, и мы очень близки к тому, чтобы растерять победные традиции и психологическое преимущество, в том числе и над волейболистами из Южной Америки, добытое победами последних лет.

P.s. кому понравились мои размышления (или не понравились, но он уважает моё бездарное упорство :) ), того приглашаю отметить этот факт на страничке с укороченной версией статьи на сайте "Евроспорта" нажатием на кнопочку "мне нравится" любой из социальных сетей.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment
Отлично написано!